Еще немножко

Еще немножко

— О-о-о… — стонал Майкрофт.

— Тихо, тихо, еще немножко, мой хороший, скоро все пройдет, — заверил его Грегори, но слова шли вразрез с делом: Майкрофт снова почувствовал резкую, острую, пронизывающую боль.

— А-а-а…

— Ну, зайка, потерпи… — Новая порция боли прошила тело насквозь. — Еще совсем немного. И будет хорошо. Все будет хорошо, котик.

В их самую первую встречу Майкрофт был так измотан, что обронил разрешение называть себя как угодно, только не «Майки». И Грегори, казалось, принялся оттачивать на нем остроумие всеми возможными способами. Может быть, он так подтрунивал над Майкрофтом. А может быть, такие словечки были для него обычным делом, частью профессионального общения — Майкрофт так и не смог до конца разобраться. И хотя «умницы» с «солнышками» раздражали Майкрофта донельзя, он ни разу не сказал об этом Грегори. То, чего не мог позволить себе Майкрофт Холмс, например, стонать от боли, было вполне позволительно «рыбке».

И все же Майкрофт терпел, как мог. Старался изо всех сил, хотя боль была на грани выносимой. Отвлечься ни на что не получалось. Чтобы хоть как-то ее перебить, он принялся с силой щипать себя за запястье. Пусть потом останутся синяки, но…

В этот момент Грегори снова что-то сделал ТАМ, и из глаз у Майкрофта брызнули слезы.

— Ы-Ы-Ы! — взвыл он.

На этот раз Грегори промолчал, но осторожно и очень нежно прикоснулся к щеке Майкрофта, погладил по подбородку. Сморгнув слезы, Майкрофт увидел, как от глаз Грегори лучиками расходятся морщинки: тот ободряюще улыбался, а его бархатный взгляд был полон беспокойства и сочувствия. Больше, увы, разглядеть не удалось: нижняя часть лица Грегори была скрыта.

Как ни странно, эта простая ласка хоть немного, но облегчила страдания и придала сил выдержать экзекуцию до конца. Да и боль все же немного, но отступила.

Когда пытка закончилась и Майкрофт смог встать, он чувствовал себя тряпичной куклой: тело было словно набито ватой.

— Ну вот, — с наигранной веселостью заметил Грегори, — теперь точно все. Вы держались молодцом. Прошу вас, не затягивайте больше. И хотя бы раз в год — приходите. Это не моя прихоть, это нужно вам, прежде всего.

Майкрофт кивнул. Язык занемел, губы не слушались. Но он все же постарался кое-как прошамкать то, о чем уже как-то спрашивал, но получил отказ:

— Грегори, сейчас уже первый час. Не сходите со мной на ланч?

— Что, простите? — Теперь глаза над маской смотрели удивленно.

— Сходим на ланч? Вы сами сказали, что теперь все, и с этической точки зрения в этом не будет ничего предосудительного. — Майкрофт решил не хвататься за непонимание, как за спасительную соломинку, и переводить все в шутку, а идти до конца. Если что, можно ведь будет списать на анестетик.

От глаз Грегори снова разбежались лучики, а взгляд потеплел и напоминал горячий шоколад. Майкрофт с осторожностью приложил ладонь к ноющей челюсти, но продолжал глядеть на Грегори, ожидая ответа.

— Нет, Майкрофт, увы. Мне очень жаль…

Майкрофт застыл.

Отказал. Не согласился.

— У вас же пломба свежая, — продолжал между тем Грегори. — Два часа не есть, час не пить.

Майкрофт выдохнул и криво улыбнулся. Грегори сдернул с лица маску, и Майкрофт увидел его ответную белозубую улыбку.

(В следующий раз Грегори называл Майкрофта «котиком» и «зайкой» уже при совсем иных обстоятельствах.)



Source: ficbook.net

Добавить комментарий